«Бои» за землю на Харьковщине: менты, бандиты, есть даже трупы. Закона - нет

Комментарии 0

Незаконной торговле землей пыталась помешать председатель поссовета. Управа на нее нашлась быстро – опытная взяткодательница обеспечила блестящее «раскрытие» дела сотрудникам УБОП и прокуратуры. А уж члены ОПГ «Зеленые» имени Прогнимака развили такую деятельность, что люди сами сбегают со своей же земли. У особо упорных случатся пожары, отравления или еще что. А на их заявления прокуратура не реагирует — просто не находит состава преступления.

- Скажите, Шура, честно, сколько вам нужно денег для счастья? -- спросил Остап. -- Только подсчитайте все.

- Сто рублей, — ответил Балаганов, с сожалением отрываясь от хлеба с колбасой.

- Да нет, вы меня не поняли. Не на сегодняшний день, а вообще. Для счастья. Ясно? Чтобы вам было хорошо на свете.

Балаганов долго думал, несмело улыбаясь, и, наконец, объявил, что для полного счастья ему нужно шесть тысяч четыреста рублей и что с этой суммой ему будет на свете очень хорошо.

Ильф и Птров «Золотой теленок»

Ценности в жизни у всех разные. У одних – семья, у других – автомобиль, у третьих – почтовые марки... Еще у некоторых наших сограждан большой ценность считается земля, почти наравне с ней – деньги. И показатели раскрываемости преступлений – это у правоохранителей. Уж они-то за показатель днями и ночами ловят преступников, свидетелей, потерпевших и прочих людей. Впрочем, что-то здесь подсказывает, что не только ради парадного рапорта...

Ну, или не всегда ради галочки в отчете о проделанной работе. Впрочем разговор об одной-единственной ценности вряд ли имеет смысл. Правильнее было бы ставить вопрос иначе – что человеку для жизни нужно, как он хочет жить. И если так спросить, большинство людей – уверен – ответят, что хотели бы спокойно жить, нормально работать, получать за свой труд достойную оплату, чтобы хватало семью содержать. Большинство, но не все. Тот же Шура Балаганов, получив пятьдесят тысяч рублей, все равно пытался украсть кошелек. А уж при нынешних возможностях одномоментно разбогатеть, ограбив своих ближних, желающих нормально жить стало заметно меньше.

Обыск с убийством

25 марта 2011 года, согласно официальным сообщениям прокуратуры Харьковской области и УБОП, были задержаны с поличным при получении взятки секретарь Старосалтовского поселкового совета Максим Бицюта и председатель Старосалтовского поссовета Прасковья Задорожная.

После оформления всех надлежащих документов, изъятия денег и прочих формальностей 28-летнего секретаря отпустили домой, а 62-летнюю женщину отправили под арест. Ничего странного – если не поинтересоваться деталями задержания и организации самой взятки. Но все остальные подробности дела напоминают лихо закрученный детектив, где каждая деталь, каждая фамилия вдруг становится чуть ли не ключевой.

По версии следствия некая Алла Пархомова пожелала заиметь два участка земли в курортной жемчужине Харьковщины – Старом Салтове. Один участок она хотела оформить на мать Елену Дорошенко, а второй – на семью бывшего сотрудника милиции Коваленко. Для этого она отправилась в Старый Салтов, подала в поссовет необходимые документы и через некоторое время получила землю – два участка под застройку и два – под сенокос. Но условием оформления бумаг председатель поссовета Прасковья Задорожная определила взятку в размере 180 тысяч гривен, при получении которой и была задержана сотрудниками спецподразделения «Сокол», УБОП и прокуратуры.

Дабы не мешать следствию, ее упекли в СИЗО, где она и пробыла около полугода. Тем временем следствие допрашивало свидетелей. А в качестве таковых выступили юрист поссовета Елена Леонец, «неформальный» земельный маклер Дмитрий Борисенко, сама взяткодательница Алла Пархомова, депутаты и жители поселка Старый Салтов. Естественно, показания давал второй подозреваемый – секретарь Максим Бицюта.

Из показаний следовало, что Алла Пархомова обратилась в Старосалтовский поссовет с заявлением о выделении двух земельных участков. Заявление было принято и Дмитрий Борисенко, который постоянно подрабатывает в качестве земельного маклера, пользуясь дружескими отношениями с юристом поссовета Еленой Леонец и секретарем Максимом Бицютой, повез Пархомову на осмотр будущих владений.

Затем заявительница пообщалась с председателем поссовета Прасковьей Задорожной, а затем секретарь Бицюта ей объяснил, что за землю надо заплатить. Мол, так ему приказала передать Задорожная. Далее у всей компании показания начинают путаться – как именно передавали указания председателя совета самой Пархомовой. Вроде бы Задорожная написала требуемую сумму на листке бумаги и отдала его Бицюте. Тот набрал сумму на компьютере и электронной почтой переслал число Дмитрию Борисенко. А уже он показал размер взятки Пархомовой. Но ни листка бумаги, ни электронного послания никто не сохранил.

Пархомова обратилась в УБОП с заявлением о вымогательстве взятки. Там ей быстренько снарядили помеченные деньги и отправили давать.

В поссовете Пархомову встретил Бицюта, который и принял у нее пакет с деньгами. А когда занес их в кабинет Задорожной, та его завернула. Но было поздно – на штурм поссовета пошли бойцы спецподразделения «Сокол». И вскоре доблестные правоохранители изучали деньги. А теперь можно добавить немного деталей, которые уже не так ярко отражены в материалах дела. Или вообще не получили там отражения.

По словам самой Прасковьи Васильевны, получив заявление и все необходимые документы от Пархомовой, она, как обычно пустила их в работу. На вопрос Пархомовой – что еще нужно – ответила, мол, если та может, оказать помощь поселку. В разговоре о том, какая именно нужна помощь, перечислила: насосы для перекачивания воды из скважин в водопровод, гидрокостюмы для спасательной станции и материалы для обивки кресел – в селе Петровское, которое расположено на территории поссовета, вскоре должен был открыться клуб. Пархомова не возражала и через некоторое время привезла обивочной ткани. Но лишь часть необходимого количества, поэтому пришлось ждать и уточнять – будет ли остальная ткань, или этот подарок не пригодится, поскольку кресла в клубе предполагались одинаковые.

25 марта все было как обычно, отличие проявилось, когда Прасковья Васильевна решила попить чаю. В кабинет вошел секретарь Бицюта, показал пакет с деньгами и сказал, что это Прахомова передала. Сказать, что Прасковья Васильевна удивилась – ничего не сказать. Но было и понимание, что это все неспроста, а потому зашедшему в поссовет депутату был вручен пакет с наказом вывезти его, сжечь или утопить, но убрать его из помещения.

Когда он вышел, на полу валялся какой-то прибор, выпавший из пакета. Присутствующие решили, что это «жучок» и бросили его в печку. Прибор оказался GPS передатчиком. Представляю, какая началась паника, когда с экранов навигаторов УБОПовцев вдруг пропал сигнал, отмечавший местоположение 180 тысяч гривен. «Соколу» была отдана команда срочно штурмовать поссовет.

Как обычно в таких ситуациях, на месте оказались телевизионщики, которые подготовили сюжет. Но необычным было то, что там же были супруги Виноградовы, у которых дача в селе Митайловка. Они дали интервью — мол, Задорожная постоянно что-то вымогает. Но откуда они взялись на месте милицейского мероприятия – никто не знал. Решили, что это друзья взяткодательницы Пархомовой, которых она пригласила. И тут, как в детективе, запомните фамилию дачников – потом она снова всплывет.

Прасковью Задорожную увезли в прокуратуру, где стали допрашивать. И в это же время она словно почувствовала, просила следователя разрешить ей позвонить домой, супругу. Но тот отвечал отказом. А тем временем дома пытали ее супруга. Кстати, что странно – как только грабители покинули дом, оставив Анатолия Савунова умирать, следователь тотчас же разрешил позвонить. Тогда Прасковья Васильевна и узнала, что самый близкий ей человек выживет ли – неизвестно. Хорошо, соседи зашли во двор, нашли его и вызвали «Скорую».

Одновременно со штурмом поссовета трое мужчин в масках штурмовали ее дом, где в это время находился 67-летний супруг Прасковьи Васильевны. Потом он сам еще смог рассказать, что грабители ворвались, схватили его и стали пытать. Их интересовало, где находятся деньги. 1700 гривен, имевшиеся на тот момент в доме бандиты за деньги не посчитали. А потому через то ли три, то ли четыре часа пыток ударили его ножом в спину, бросили в гараже, поставили сверху лестницу и были таковы. Пока были дома, устроили форменный обыск, даже в подвале перекопали землю.

Странный налет. Во-первых, бандиты не могли не знать, что поселок буквально наводнен прокурорами и милиционерами, но никого не боялись. Или точно знали, что их никто не потревожит? Во-вторых, судя по словам сотрудников прокуратуры, обыск в доме Задорожной проводился тютелька в тютельку после ухода бандитов, хотя обычно это делается синхронно с задержанием взяточника – чтобы никто из домашних не успел что-либо спрятать. В-третьих, после визита бандитов в доме оставались буквально лужи крови. И ни у одного правоохранителя не возникло вопроса – откуда на полу и на стенах свежая человеческая кровь?

Так случилось, что я одним из первых вошел в дом Прасковьи Васильевны после «обыска» и смог сфотографировать всю обстановку. Оказалось, что обыск наших правоохранителей будет похлеще стихийного бедствия. Все перевернуто вверх дном, все испачкано черным порошком, с помощью которого снимали отпечатки пальцев. После такого обыска впору делать ремонт и менять бытовую технику.

Анатолий Савунов только благодаря счастливой случайности – соседи зашли во двор – был доставлен в больницу и еще несколько месяцев прожил в реанимации. Его несколько раз посетили сотрудники милиции, которых очень раздражало то, что он плохо говорит. Но выздороветь ему не уже не удалось. Умер, пока супруга сидела в СИЗО. А ее даже на похороны не пустили.

В настоящее время ни о каких, даже самых незначительных успехах в расследовании убийства не слышно. У правоохранителей есть дела и поважнее, чем какое-то убийство. Например, та же самая взятка. Точнее, им бы хотелось раздуть количество взяток до бесконечности.

По крайней мере, сложно расценить как-то иначе заявление начальника отдела по борьбе с коррупцией УБОП Алексея Пономарева: «Управление по борьбе с организованной преступностью (УБОП) Харьковской области разыскивает граждан, которые обращались к поселковому голове Старого Салтова (Волчанский район Харьковской области) Прасковье Задорожной за выделением земельных участков и у которых она требовала за это взятки. Об этом заявил начальник отдела по борьбе с коррупцией областного УБОП Алексей Пономарев, сообщили «SQ» в пресс-службе УБОП. »

Как интересно получается! УБОПовцы сначала арестовывают человека, а затем ищут, что бы вменить ему в вину. Тем не менее, до суда дошел только один эпизод, ради которого в Старый Салтов ездила взяткодательница Пархомова. Но это было потом. А по ходу следствия происходили и другие странные вещи. Например, оперативные записи – результаты подслушивания разговоров Задорожной почему-то прямо из уголовного дела попали ни YouTube. Как это согласуется с тайной следствия – понять невозможно. Зато можно вполне достоверно судить о степени непредвзятости следствия.

Да и основная улика, как выяснилось в судебных заеданиях, существует только на словах. Речь идет о листке бумаги, на котором Задорожная, якобы, написала сумму взятки, которую хотела получить с Пархомовой. Далее этот листок – по версии следствия – был передан секретарю поссовета Бицюте, который вписал цифры в электронное письмо и отправил его маклеру Борисенко. А уже тот показал сумму Пархомовой на экране своего телефона.

При этом ни листок, ни электронное письмо, не сохранились и существуют только на словах трех человек. По факту же деньги у Пархомовой взял Бицюта. К тому же, в последние годы в Старосалтовском поссовете образовалась компания однопартийцев, которые периодически демонстрировали недовольство председателем Задорожной – как это следует из их действий. Но к этой партийной группировке мы вернемся немного позже. А пока поближе познакомимся с участниками дела.

Подсудимая потерпевшая

Алла Пархомова, как оказалось, имеет богатый опыт сотрудничества с милицией. В 1998 и 2000 годах она обращалась по поводу избиения своего сына-школьника Андрея. В 2001-м ее уже задержали за совершение мошеннических действий в отношении гражданина Ш. Затем пара семейных скандалов и жалоба на супруга. А в 2004-м уже начались дела посерьезнее – в милицию обратилась гражданка Ш. с заявлением о том, что Алла Пархомова забрала у нее мобильный телефон и золотую цепочку с применением физического насилия. Было возбуждено уголовное дело по факту грабежа.

Затем было избиение беременной гражданки Ш., которая посмела вступить в серьезные отношения с ее бывшим супругом.

В 2008 году Алла Пархомова, как это следует из материалов уголовного дела, наняла нескольких россиян, чтобы те подожгли машины гражданина П. и гражданки П. За «работу» обещала по 500 долларов каждому. Машины были сожжены, но получить деньги помешали сотрудники милиции, которые задержали заказчицу и одного из исполнителей.

В апреле 2009-го в милицию обратился гражданин Ч. с заявлением о том, что Алла Пархомова мошенническим путем завладела его деньгами в сумме 6000 долларов во время продажи его автомобиля «Ниссан». Сам автомобиль можно было видеть, когда Пархомова приезжала на нем в суд, где рассматривалось дело об умышленном уничтожении сожженных машин.

А в контексте дела о взятке за получение земли стоит обратить внимание на еще одно уголовное дело. В 2006 году Алла Пархомова уже давала взятку председателю Черкасско-Лозовского поссовета. И если задаться вопросом – сколько ж ей нужно земли, получим ответ – много. У Аллы Пархомовой помимо участков, за которые она периодически дает взятки, есть земля в Ольховке. Поэтому в Старом Салтове она оформляла участки на мать и супругу пенсионера МВД.

Так и просится в тему: «Скажите, Шура, честно, сколько вам нужно денег для счастья? -- спросил Остап. -- Только подсчитайте все

А поскольку законным путем очень много земли не получить, то глядя на историю ее сотрудничества с милицией, так и напрашивается мысль о некоем покровительстве. Тогда становится понятна причина периодических взяток за выделение земельных участков, находит объяснение то, что против нее уголовные дела либо вообще не возбуждаются, либо возбуждаются, но ничем серьезным не заканчиваются. Как пример – дело о поджоге двух автомобилей, которое судья Пилюгина в суде Харьковского района тянула-тянула, да и написала в приговоре, что никаких машин никто не сжигал, и назначила за хулиганство условный срок.

А от самого рассмотрения лично у меня осталось впечатление, что дело изначально планировалось свести на нет. Настолько тяжело оно рассматривалось. Хорошо, что есть пока возможность обжаловать незаконный приговор в апелляционном суде, что и было сделано потерпевшими. В настоящее время дело на новом рассмотрении в том же Харьковском суде. Взяткодательница, якобы потерпевшая от преступных действий Задорожной и сама выступает в роли подсудимой. Подсудимое обвинение...

Кстати, там наконец-то были заслушаны показания одного из россиян-исполнителей Дениса А. По его словам, ему предложил заработать знакомый, который отвез его в Харьков и познакомил с заказчицей – Аллой Пархомовой. Та в присутствии Дениса сказала, что нужно сжечь две машины и за это она готова заплатить.

Парни согласились, заготовили бутылки с бензином и бросили их в салоны машин, предварительно разбив окна. Но когда уже отрапортовали об успешном выполнении задания и готовились держать карманы шире, саму заказчицу задержали работники милиции. Исполнители попытались сбежать, но одного из них задержали и упекли в камеру.

А еще Денис рассказал, что в Харьков они ездили через Волчанский район. То есть, по трассе через Старый Салтов. Сейчас это ни о чем не скажет, но чуть далее окажется немаловажным – как в настоящем детективе.

Ода с поджогом и убийствами

Старый Салтов – такой же поселок, как и тысячи других в нашей державе. То есть, бюджет хронически пустой, средств не хватает на самое необходимое. Свет, газ, водопровод – все эти блага цивилизации периодически недоступны жителям. В несколько сел, находящихся под юрисдикцией поссовета, газопровод прокладывается уж который год – по причине все той же нехватки средств. Местные налоги и сборы мало что приносят, а район много не выделяет.

О ремонте поликлиники, клуба, библиотеки, школы, детсада, фельдшерско-акушерского пункта можно даже не заикаться, в мыслях ни у кого такого не было с самых советских времен. Плюс проблемы курортной зоны – летом количество людей увеличивается в десять раз – а значит, во столько же раз становится больше мусора.

Плюс горожане, которые хотят иметь дачи в поселке, но их не интересуют проблемы местной жизни. А уж о местных олигархах и говорить нечего – те стремятся захватить весь берег, но его на всех не хватает. Да и общественный пляж должен быть, несмотря ни на чьи притязания. Одним словом, все банально до отвращения – очередь желающих сожрать все, что есть ценой обнищания местных жителей. Самый же надежный способ забрать все у всех – стать властью.

В 2009 году председатель Старосалтовского поссовета вдруг умирает, через две недели – секретарь. Тут, конечно, было, отчего подивиться – говорят салтовчане. Но без власти нельзя – были назначены внеочередные выборы поселкового головы, которые выиграла Прасковья Задорожная. И не выиграть не могла – еще будучи предпринимателем она всеми силами помогала поселку. То в школе библиотеку отремонтирует, то компьютерный класс поставит. А если от больших проблем перейти к конкретным людям, то они рассказывают, что Паша Васильевна всегда помогала любому, кто к ней обращался. Кому денег на похороны даст, кому поможет с оформлением документов, кого добрым словом подбодрит. Так она стала председателем поссовета.

Говорят, власть портит человека, но это не всегда так. Придя во власть, Прасковья Васильевна взялась за работу на благо поселка. Нет денег в бюджете? Что ж, значит надо потревожить богатых людей, которые взялись обильно строиться, тем более, что тяжелые грузовики со стройматериалами и строительная техника разбивают дороги поселка. Но есть и соображения еще проще: хочешь здесь жить – помоги своему поселку, чем можешь.

Те, у кого есть только огород могут немного, а те, у кого есть деньги на дворец, могут гораздо больше. Так были отремонтированы дороги, поставлены мусоросборники, приведено в порядок кладбище, налажено освещение улиц, стала выходить поселковая газета. Делалось даже невероятное по нынешним временам. Прасковья Васильевна затеяла ремонт клуба, поликлиники, школы, построила в селах ФАПы. Я был поражен, побывав на концерте по случаю открытия клуба в селе Петровское. Мало того, что в самом Старом Салтове клуб ремонтируется, мало того, что в Петровском появился свой клуб, так в поселке еще и самодеятельность процветает! Таким хором и танцевальным коллективом можно гордиться, их хоть сейчас — на большую сцену.

Думаете, я сочиняю оду председателю? Это не я – это жители Старого Салтова. Самое простое – почитать их собственноручно написанные на имя адвоката Прасковьи Васьльевны ходатайства.

Я два дня потратил на то, чтобы посмотреть, что делается в поселке, поговорить с людьми. И почти все они любят своего председателя поссовета. Говорят, что никто и никогда не делал столько ни для поселка, ни для отдельных людей. Рассказывали, что с любой бедой, если не получается справиться, идут к Паше Васильевне и уж она всегда поможет. И все говорили, что совершенно невозможно себе представить, как Паша Васильевна требует взятку. Не может такого быть. А значит, говорили мне люди, взятка сфабрикована. Знать бы только кем и в чьих интересах. Хоть это и непросто, но кое-какие факты могут указать на заказчиков уголовного дела.

ОПГ – новое содержание старой аббревиатуры

Когда-то аббревиатура ОПГ означала организованную преступную группу. Но теперь это не имеет никакого смысла. Организованной преступности уж давно нет, вместо нее теперь – процветающий бизнес, который с помощью наших честнейших правоохранителей успешно решает любые проблемы. Особенно же успешно проблемы решаются при партийной поддержке. А потому организованные группировки теперь — партийные. И, следовательно, нынче ОПГ – это никакой не криминал, а сплошная политика. Ну, может, с небольшой примесью бизнеса, поскольку партии на одни лишь членские взносы просуществовать не могут.

Когда-то партия «Наша Украина» в Харькове, равно как и везде в Украине, была массовой. Но затем одни из ее спонсоров – братья Протасы – решили, что неплохо бы стать владельцами этой партии. К тому времени у них уже хватало своих людей в руководстве, оставалось только вступить туда множество своих членов. Попытка провалилась, но остались приближенные люди, которых устраивало наличие спонсоров, а каким образом отрабатывать деньги – было до поры, до времени неважно.

Одни оказывали силовую поддержку при попытках Протасов поставить своего директора в какое-нибудь, не принадлежащее им предприятие. Другие – поддержку этих же попыток через СМИ. Такое было, например, при попытке смены директора Харьковского завода шампанских вин. Другие помогали развивать партийную деятельность – после неудачной попытки захвата «Нашей Украины» Протасы создали свою партию – «Воля». Потом, правда, им политическая возня надоела и партия «Воля» сменила название на «Зеленые», а владельца – на Александра Прогнимака. А партийные функционеры Протасов достались по наследству Прогнимаку. Но партия – партией, а денег партийцам-харьковчанам хотелось отнюдь не партийных.

В 2009 году вдруг умирает секретарь Старосалтовского поссовета, вслед за ней – председатель. О череде странных смертей немного посудачили и назначили внеочередные выборы. На них победила Прасковья Задорожная. А сразу же после победы к ней обратились несколько человек, которые обещали, что помогут ей в работе. Это была группа аппаратчиков партии «Зеленые» — руководители областной организации партии Геннадий Федоровский и Максим Бицюта, руководитель Волчанской районной организации партии Елена Леонец и, как утверждают практически все салтовчане, сожитель последней Дмитрий Борисенко.

Геннадий Федоровский стал секретарем поссовета, впоследствии — советником председателя по экологии, поскольку рассказывал, что это – его конек. На посту председателя его сменил Максим Бицюта. Елена Леонец устроилась юристом поссовета, а Дмитрий Борисенко некоторое время поработал землемером, но потом был уволен и стал работать по устной договоренности с землеустроительной фирмой, брать заказы на оформление земельных документов.

Здесь же стоит вспомнить еще пару персонажей, которые также потрудились на Протасов. Один из них называет себя журналистом, среди увлечений указывает черный пиар. Под этим он понимает публикацию под чужим именем всяческого вранья, какое только пожелает заказчик, а затем перепечатку его на тех сайтах, куда он имеет неограниченный доступ. В разные времена он подписывался автором этого материала, когда организовывал слив информации в интересах братьев Протасов. Затем именем другого харьковского журналиста – Алексея Солдатенко, иногда – несуществующими людьми. Все его публикации объединяет полное отсутствие правды, подпись чужим именем и дальнейшая перепечатка на своих сайтах. Вот такой черный пиар.

Андрей Ильчаков называет себя большим знатоком каратэ. Даже числится соучредителем областного отделения «Федерации фунакоши шотокан каратэ Украины». Но зачем-то приобрел резинострел «Форт», что наводит на мысль: каратист – не спортсмен, скорее боец. А если покопаться в скандалах, связанных с Протасами подтверждение не заставитсебя ждать. Сотрудники завода шампанских вин вспоминают его среди бойцов силовой поддержки воцарения на заводе директора от Протасов.

Тем более он запомнился людям, поскольку был задержан работниками милиции и оказывал им ожесточенное сопротивление. В настоящее время Андрей Ильчаков числится соучредителе общественной организации «Комiтет iз боротьби з корупцiєю та захисту прав людини». И это не просто комитет – там же зарегистрирована газета «Право-информ» и есть свой сайт. Правда, газеты никто никогда не видел – ни единого экземпляра. А на сайте в разделе «Деятельность» пишется о принятии Верховной Радой законов и подписанием их Президентом. Но тем не менее «Комитет...» существует и даже пишет запросы.

Теперь, когда основные персонажи хоть немного нам знакомы, можно перейти и к сценам с их участием.

Земля – как много в этом слове...

Семья Виноградовых несколько лет назад купила участок земли в селе Миталовка, на полуострове. Там же купили участки еще несколько харьковчан. Один из них отрезал кусок земли с выходом к воде у соседки — пожилой женщины. Другой стал оформлять на себя несколько участков, причем какими-то странными способами. Вроде бы, все были люди не бедные. Но когда Владимир Виноградов предложил скинуться и нанять бригаду, которая бы расчистила выход к воде от камышей, чтобы отдых на дачах стал гораздо приятнее, соседи отказались. Тогда он сам выкосил камыши на участке 65х80 метров, погрузил их и вывез. Соседи стали завидовать. А вскоре в поссовет пришла организованная партийная группировка партии «Зеленые» — Федоровский-Бицюта-Леонец-Борисенко...

Предселательство для Прасковьи Васильевны ознаменовалось немаленькими неприятностями. Сначала ей подожгли машину. Затем – памятник на могиле родителей. Кто-то ее упорно предупреждал. Возможно о том, чтобы уходила с поста председателя. Тем облее, что секретарство в совете прочно заняла организованная партийная группировка «Зеленые». А когда она не вняла предупреждениям, ее попытались отравить. Повезло, что как раз, когда ей стало плохо, подъехал племянник, врач-нарколог, которому хорошо знакомы методики выведения вредных веществ из организма. Если б не он – сложно сказать, чем бы все закончилось.

Геннадий Федоровский на должности секретаря поссовета долго не удержался. Но с его приходом между семьей Виноградовых, которые имеют дачу в селе Миталовка и председателем совета Задорожной разгорелся конфликт. В поссовете Федоровский рассказывал, что Виноградовы постоянно что-то нарушают и рассчитывал ущерб, который вскоре дорос до 460 тысяч гривен. А Виноградовым рассказывал, что он к ним никакой неприязни не питает, но председатель совета Задорожная их терпеть не может и для начала желает сделать их беднее на те же 460 тысяч. Хотя, по словам Виноградовых, он пообещал «уладить вопрос» — снизить размер дани приблизительно в два раза.

Параллельно с этим соседи, оформившие свои участки странными способами, стали пытаться отрезать у Виноградовых часть их земли. А районное земельное управление откуда-то извлекло справку о том, что земля принадлежит совсем другому человеку – который продал ее тем людям, у которых участок уже купили Виноградовы. Причем, справка была датирована 2011 годом, а сам «владелец» умер в 96-м...

Когда Федоровского на должности секретаря поссовета сменил Максим Бицюта, для Виноградовых ничего не изменилось. Им все так же приходилось тратить массу времени на доказывание того, что земельный участок они занимают законно.

В день, когда сотрудники УБОП и прокуратуры арестовывали Прасковью Васильевну, Виноградовым позвонил Геннадий Федоровский и сказал, что их враг вот-вот отправится за решетку, а они сами могут дать интервью телевизионщикам, приехавшим снимать задержание. Что интересно – потом Федоровский говорил, что в тот самый момент находился за границей. Но и у Виноградовых остался в памяти телефона звонок с его мобильного – даже если предположить, что они не узнали голос. А самого Федоровского, по рассказам нескольких салтовчан, видели неподалеку от поссовета.

Надо понимать, для ОПГ «Зеленые» наступило раздолье, пока Прасковья Васильевна находилась в СИЗО, а ее обязанности исполнял секретарь Бицюта. Тут же через поссовет пошли решения о выделении земельных участков. Раздача шла гектарами и при таких оборотах полгода пролетели совсем незаметно. Вроде бы, только-только начали, а уже и председатель совета вернулась и стала внимательно изучать документы, требовать отчета.

Но развернуться Прасковье Васильевне теперь не дает прокуратура – помимо всех остальных. То паспорт у нее забрали и не хотели отдавать. А без него невозможно подписать банковские документы. На все обращения в прокуратуре говорили, что подпись может поставить и партийный секретарь совета. Также оказалось, что почти вся документация совета лежит в прокуратуре, причем, изъятие вообще никак не оформлялось. «Ваш секретарь нам отдал» — ответили Задорожной.

У одного из депутатов поссовета ввиду гигантской загруженности появился помощник Григорий Янчук, который постоянно пишет запросы с требованием предоставить решения сессий и по получении все они оказываются в прокуратуре.

В ходе тяжб Виноградовым понадобилось утвердить на сессии поссовета проект землеотвода. Но совет, согласно действующего законодательства, может только согласовать проект. Так и было сделано. Но прокурор Волчанского района узрел в это факт коррупции, о чем составил протокол.

А когда протокол был рассмотрен в суде и на Задорожную наложили административный штраф, в поссовет пришел запрос из «Комитета борьбы с коррупцией и защиты прав человека», в котором некий А. Артамонов, именующий себя специалистом юридического отдела редакции, журналистом газеты «Право-Инфо», инспектором ХООО «Комитет борьбы с коррупцией и защиты прав человека», требовал судебное решение, акт депутатской комиссии по законности, ныне возглавляемой Геннадием Федоровским, и решение апелляционного суда, где Прасковья Васильевна обжаловала решение районного суда. Партийные геноссе работают друг на друга.

Наталья Виноградова в прошлом году на сессии поссовета рассказала депутатам, как с нее требовали 460 тысяч гривен – якобы, за нарушения на ее земельном участке и как Геннадий Федоровский предложил снизить вымогаемую сумму. В ответ Федоровский обиделся, потребовал от депутатов запрета на ведение диктофонной записи сессии и попытался возразить Виноградовой.

Через некоторое время он обратился в суд с иском об опровержении заявления Натальи Виноградовой и возмещении морального ущерба. В качестве доказательства Федоровский предоставил... аудиозапись, которую сам сделал на сессии – вопреки своему же настоянию о запрете записи. В иске он попросил суд наложить арест на имущество Виноградовых по их домашнему адресу и адресу их дачи. Нанесенный себе моральный ущерб Федоровский оценил в 20000 гривен – мол, переживал, лечился, страдал.

Но абсолютно никаких доказательств привести не пожелал. Даже наоборот – на нынешних выборах зарегистрировался кандидатом в народные депутаты. Надо понимать, это его страдания и утраченный авторитет подтолкнули. И как кандидат подал декларацию о доходах – за весь прошлый год он заработал 20000 гривен. Получается, что его моральный ущерб равен его же годовому доходу...

Виноградовым неустановленные лица объявили настоящую войну. Им уже сожгли беседку и элинг, испачкали дом краской, исписали стены матюками. А с июля этого года весь полуостров, на котором находится четыре участка вместе с их дачей выставлен на продажу. Продает его риэлтер харьковского агентства недвижимости «Город» Александр Русин.

«- Дорогие депутаты, давайте подумаем о людях

- Действительно, душ по 200 не помешало бы...»

Оказывается, у нас даже депутатом не надо быть, чтобы торговать землей вместе с людьми. Иногда этому может помешать председатель поссовета. Но на нее управа быстро найдется – опытная взяткодательница обеспечит блестящее раскрытие дела сотрудникам УБОП и прокуратуры. А уж члены ОПГ «Зеленые» имени Прогнимака разовьют такую деятельность, что люди сами сбегут со своей же земли. У особо упорных случатся пожары, отравления или еще что. А на их заявления прокуратура может и не отреагировать. Просто не найдет состава преступления – примеров тому хватает.

Вот так в нашей державе – все для блага человека. Если б еще знать имя того человека. Во всяком случае, ни одного такого счастливчика нет среди обычных жителей обычных поселков. Зато они есть среди членов ОПГ – организованных партийных группировок.

Сергей Ермаков


Источник: “http://domik.ua/novosti/boi-za-zemlyu-na-xarkovshhine-menty-bandity-est-dazhe-trupy-zakona---net-n176687.html”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя